bunkers: 191
survivors: 123
Привычный мир давно перестал существовать. Апокалипсис был так давно, но люди за несколько веков не смогли возродить былые достижения. Выживание и построение цивилизации оказались не совместимы.
Этот период будет провозглашен "Новым средневековьем" среди тех, кто вышел из под земли нести с собой передовые технологии в мир, что к этому не готов.
[27.10.2017]
Нам исполнилось два месяца. Желаем нашим игрокам вдохновения, больше крутых эпизодов и хороших соигроков.
Подведены итоги актива, подсчитаны посты, лицезреть «доску почета» здесь. Стартовали первые квесты.
Для всех неравнодушных и участливых выживших важный «опрос».
«2100» - запись
«ловушка» - Eaton
«карантин» - Faraday
МАКОИ
Куратор амазонок, с радостью поможет вам, если вы с юга или с пустынных земель. Ведет подсчеты постов и публикует актив, решает вопросы партнерства и не забывает подпинывать амс. Богиня флуда, все время пытается уйти на пенсию.
Нейтан Прайс
Курирует Северные земли, Земли Линкольна. Отвечает за прием анкет и графику форума. Ведет общий сюжет форума. Мастер на все руки, но очень занят и ленив.
Виктория Парк
Куратор бункера "Эхо". Мастер игры, отвечает за заполнение списков, рекламу и за мир во всем мире.
Сиерра Дарвэлл
Дизайнер, ответственная за устранение косяков на проекте. Иногда вежливая справочная служба, доведет до психушки любого...
Ник Беннет
Куратор бункера "Альфа", мастер игры, специалист по матчасти бункеров.

COLLAPSE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » COLLAPSE » На пути к прогрессу » Mathildis, 22 | one clan


Mathildis, 22 | one clan

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Матильда
✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠

РОЖДЕНА 11 НОЯБРЯ 2358 ГОДА, 22 ГОДА
ЗЕМЛЯ ЛИНКОЛЬНА / МЕЖДУ ЮГОМ И СЕВЕРОМ

ВЫСТУПАЕТ НА СТОРОНЕ КОЧЕВНИКОВ
ОХОТНИЦА, КОЖЕВНИЦА, НАЁМНИЦА

Худощавая девушка, так и не выросшая из состояния подростка. Непослушные растрепанные темные волосы, которые она скручивает в пучок лишь при обработке туш. Серые глаза, то подмечающие малейшие детали, то смотрящие сквозь собеседника вглубь себя (когда есть возможность, подводит их чёрным). Небольшая несходящая мозоль от тетивы на среднем пальце позади сгиба сустава. Искусанные обветренные губы (по ночам, когда снятся кошмары, может прокусить губу до крови и от этого проснуться). Боится здоровых отношений и привязанностей, ежедневной рутины и «нормальной человеческой жизни». Не умеет плавать, но водоемы не пугают. Несколько шрамов на спине, которую она не любит оголять, и ещё столько же на левом предплечье (спрятаны под татуировкой птицы).Kristen Jaymes Stewart
https://i.imgur.com/Ha6GN2Y.gif https://i.imgur.com/hyhEFwZ.png https://i.imgur.com/Vw9FjfW.gif


♦ ♦ ♦ ♦  НАВЫКИ И ИНТЕРЕСЫ  ♦ ♦ ♦ ♦
Коня на скаку остановить? В горящую избу войти? Было, плавали. Но в этом Тильда не спец.
Зато дочь, воспитанная отцом, отлично умеет ловить и разделывать дичь. Знает, как использовать все части убитого животного. Умеет обрабатывать кожу и кости, вырезать на них орнаменты и рисунки, в добавок к тому знает как и где выгодно обменять готовые изделия на что-нибудь полезное. Лук, стрелы и пара метательных ножей — оружие, с которым Мат практически спит, первую пару храня под кроватью, а вторую в изголовье. Умеет подражать крикам некоторых птиц, чтобы приманить их. Отвратно готовит всё, что не является мясом. Знает три языка: от матери норвежский, от отца — английский, а язык Земли Линкольна от окружения.

♦ ♦ ♦ ♦  БИОГРАФИЯ И ХАРАКТЕР  ♦ ♦ ♦ ♦
Мать — Эния, убита северянами летом 2368. Отец — Рикард, погиб в пожаре, который устроил спасенный им Джеймс Морван в 2376. Других родных и близких, о которых Матильда бы знала, не существует.
Матильда научилась говорить сперва на норвежском. Мать почему-то считала, что чем меньше людей будут понимать, о чем говорит её дочь, тем лучше, или просто хотела иметь возможность общаться с собственным ребенком обо всем на свете, не опасаясь, что кто-то услышит что-то лишнее. Первое слово, которое произнесла кроха было «мир». Рикард и Эния сбежали с Севера, чтобы оставить войну там, за спиной. Но они не смогли этого сделать даже в практически идеальном Объединении.
Поэтому первым словом, которое Матильда сказала на английском, было «стреляй», а на франко-испанском «враги». Потому что: «Хочешь мира — готовься к войне».
Тем не менее мать изо всех сил старалась сделать жизнь дочери беззаботной и прекрасной. Она учила её «птичьему говору» и объясняла, как обращаться с пернатыми так, чтобы те не пугались. Показывала как чертить узоры и орнаменты, объясняла их значения. Рассказывала что знала об устройстве мира: страшные сказки про север, волшебные про жизнь в позадавние времена, светлые про плодородные земли юга.
Но однажды мать не вернулась из Кадиса, куда повезла на продажу изготовленные отцом изделия. Рикард поехал следом, и девочка впервые надолго осталась без присмотра. Благо, ей было чем заняться — оттачивать метание ножей на мишенях, на которых отец тренировал Матильду по утрам, пока мать готовила еду.
Отец вернулся один. Через пол года Матильда перестала задавать вопросы и стала полностью самостоятельно вести домашнее хозяйство, а всё оставшееся время проводить с Рикардом: чаще выбираться на охоту, больше внимания и сил уделять обработке дичи и заготовкам из неё. Когда Мат научилась стрелять так, что одной стрелы хватало, чтобы сбить даже самую мелкую куропатку, отец начал обучать дочку искусству боя на ножах. Получалось здорово — Матильде нравилось. Правда, когда Рик оставил на руке у дочери первый глубокий порез, он отказался продолжать занятия, а Матильда стала задерживаться «на рынке» дольше обычного, потому что по пути находила возможность потренироваться с кем-то из будущих воинов. Предплечье же прятала от отца за длинными рукавами, пока тот не заметил и не перестал с ней говорить на долгие два месяца. Матильда, конечно, пыталась все исправить, но бестолку.
Молчаливый бойкот завершился лишь когда Рикард втащил на спине в их дом незнакомого мужчину и бросил короткое: «Огня и воды. Быстро! И нужны лекарства. Добудь: не важно как и где».
Отец выхаживал чужеземца лучше, чем это сделал бы даже врачеватель.
Отец запрещал говорить об этом с кем бы то ни было, и Мат повиновалась.
Она заботилась о странном, немного отталкивающем мужчине, потому что так велел Рикард.
Она слушала его бред и протирала горящий лоб холодной влажной тканью. И ей безумно хотелось узнать, откуда взялся этот человек, говорящий на таком непонятном, едва узнаваемом наречии. Но отец велел не спрашивать.
А когда мужчину удалось буквально вытащить с того света, и он начал самостоятельно выходить на улицу, одетый в отцовские вещи, Тильде стало не до того. Мат начала следить за пришлым, потому что не особо доверяла ему.
Но не уследила. Загорелся и сгорел дотла её дом. А вместе с ним и её отец.
Что было потом — разве так уж важно? Важно лишь то, что она сразу не смогла, потом не сумела, а затем как-то раз даже сама прервала и так и не довела до конца попытку приговорить того, кто уничтожил её прошлую жизнь. Матильда знала: мужчина рассчитался со Смертью за свою жизнь жизнью её отца. Она ненавидела его за это. Мат была готова задолжать Смерти чье-то спасение за уничтожение этого нелюдя. Но она не могла: то из-за него, то из-за себя, то из-за будущего, то из-за прошлого, а иногда и из-за вмешательства со стороны.
И тогда Матильда решила сбежать от него. Но не смогла и этого.
И теперь она продолжает слушать безумные бредни чужестранца, удерживать себя от того, чтобы выстрелить в него, а не в их цель, привыкать к слову «их» и шептать перед сном норвежские слова, воскрешая в себе то, чему учила мать: бороться и прощать. Теперь она иногда даже пробует на вкус его имя: Джеймс-с-с.
Впрочем, во всем есть что-то хорошее — такая совместная «охота» позволяет зарабатывать в разы больше и быстрее, приключения в разы интересней, а в будущем наметилось это странное слово «перспективы».
Вот только бы дожить до завтра, не убив его и не оказавшись убитой самой.

✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠

ознакомительный пример письма

- Эвка, если бы ты только знала, что сейчас творится в моей голове, в совокупности с полной моей историей - выставила бы за порог не глядя. Но знакомство у нас да, было запоминающимся. Как, впрочем, и с Адой - она спасла девочку у меня на глазах, а потом дала мне пару ценных советов, вкупе с номером телефона. Так слово за слово... И вот, теперь мы все здесь!
Вишневская налила себе ещё, но передумала пить и стала собирать огромный бутерброд, казалось, из всего, что было на столе.
- С меня, пожалуй, довольно. А то и впрямь увижу кошмар наяву ещё. Кстати, любопытные штуки мне снятся. Сейас расскажу одну, вы же не против?
И не дождавшись согласия или сопротивления, Саша стала вещать, отложив еду в сторону:
- Представьте: сколько может охватить глаз - сухая растрескавшаяся земля. Никого и ничего (кроме меня, конечно, в самом центре этой пустоты). Только холод, звенящий, кристально-чистый, приближающийся, заполняющий собой всё обозримое пространство, превращающий поверхность в зеркальный лёд. И тут пустоту разрезает звук -  за спиной раздается голос, едва знакомый, но вполне узнаваемый. Оборачиваюсь: рыжеволосый блондин ухмыляясь держит за горло кареглазого брюнета, приставив пистолет к его виску и несет какую-то ахинею. - Вишневская кусает бутерброд и продолжает говорить, жуя. - И самое удивительное, все так чётко, будто сейчас происходит. Я даже слова запомнила: «Раз - бельчонок, два — крольчонок, три — обманутый зверёк, вот и твой пришёл черёд...» А на второй половине фразы голос раздваивается и фонит, отзываясь эхом. Само собой, оборачиваюсь и вижу зеркальную ситуацию: здесь уже блондин в руках у брюнета. И черноволосый не менее остроумен, чем говорун напротив: «Мельче поступь, чётче проседь, ярче россыпь, проще вспомнить»... Ну как такое забудешь? - Саша залпом выпивает содержимое рюмки и занюхивает хлебом. - И тут на обоих пистолетах щелкают предохранители, и я превращаюсь в крик: «Сто-о-о-ой!» Само собой, время замедляется, но моя-то скорость не увеличивается, и я понимаю, что спасти обоих не удастся, уже когда бегу в одну, очень даже конкретную сторону. Добегаю, забираю пистолет у брюнета, и слышу выстрел. И оказываюсь на другой стороне, над его же трупом, вместо рыжего, который стрелял. - Саша усмехается, водя рукой по глазам, растирая их, - Понимаете, его не должно было там быть. Он же мёртв, он уже мёртв. А тут опять. И опять, и опять. - Ал делает резкий выдох и совершенно спокойно заканчивает историю: - И все они исчезают, и я опять остаюсь одна. - Вишневская накалывает на вилку огурец и со вкусом надкусывает, улыбаясь при этом немного дико.

Отредактировано Mathildis (2017-10-16 14:26:34)

+2

2

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ИГРУ!
✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠ ✠
Прежде чем начать игру, необходимо оформить личное звание в профиле. Ваш персонаж входит в ключевой состав героев проекта, поэтому отправьте в лс принимающему администратору связь с вами.
В анкете по вашему желанию вы можете оставить сообщения с хронологией и отношениями.
ВДОХНОВЕНИЯ!

0

3

ХРОНОЛОГИЯ:

С Джеймсом спасаемся от кровавых психопатов - 17.11.77

0


Вы здесь » COLLAPSE » На пути к прогрессу » Mathildis, 22 | one clan


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC